Аналитика


Выборы в США: Трамп своих задач не решил
Политика | За рубежом

В США прошли промежуточные выборы в Сенат и Конгресс, до выборов в Палате представителей большинство было за республиканцами, сейчас расстановка сил изменилась. У президента-республиканца вся нижняя палата оказалась в демократах, причем выигрывали политики от "вражеской" партии даже в исконно трампистских регионах (таких как Техас) – в палату представителей прошли 223 демократа и 197 республиканцев. Зато Сенат остался за Трампом.

Но, обладая большинством в нижней палате, демократы теперь могут заблокировать практически любое решение Трампа, может вновь выйти на повестку дня вопрос о его импичменте. Многие говорили до выборов, что в Соединенных Штатах зреет революционная ситуация, которая способна привести к гражданской войне.

Руководитель Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий считает, что это не совсем так. О расстановке сил в высших эшелонах власти США, проектах и провалах Трампа и о "дуновении смерти" в российской элите в преддверии собственного транзита власти он рассказал в интервью Накануне.RU.

Борис Юльевич, хотели поговорить про итоги выборов в США и о том, как повлияет расстановка сил в Штатах на политику Трампа? Как оценить распределение демократов и республиканцев?

Борис Кагарлицкий(2012)|Фото: Накануне.RU– Начать нужно с того, что итоги выборов оказались очень двусмысленными, потому что, с одной стороны, конечно, Трамп потерпел неудачу при попытке укрепить свои позиции в палате представителей. Тут очень важно даже не то, что Трамп теперь имеет большинство демократов в нижней палате Конгресса, это еще, как ни странно, не самая главная беда. Дело в том, что план Трампа состоял в том, чтобы по возможности заместить республиканцев консервативного толка, неолиберальных республиканцев своими людьми – "трампистски" настроенными кандидатами.

Кого вы имеете в виду?

– Речь о протекционистском крыле партии, которое может быть более "плебейское". В республиканской партии существует два крыла: крыло милитаристское, которое не очень сильно отличается от правых демократов, и плебейское, которое где-то пытается унаследовать традиции Линкольна и старой республиканской партии, конечно, в рамках такой консервативной американской идеологии. И задача Трампа состояла в том, чтобы, с одной стороны, сохранить большинство республиканцев в Конгрессе, а с другой – по возможности заместить республиканцев милитаристского склада на своих плебейских новых выдвиженцев. По предварительным итогам выборов видно, что Трамп потерпел поражение в решении обеих задач, потому что он и большинство потерял, и создать внутри республиканской фракции именно свою собственную сильную группу поддержки тоже ему не удалось.

С чем это связано?

– Отчасти это связано с тем, что вся низовая работа, которую он в свое время поручил Стиву Бэннену, так называемому представителю "Альт-райт", то есть право-радикальному плебейскому активисту республиканской партии – она провалилась, и в конечном счете Бэннон не только не добился успехов в продвижении новых людей в республиканскую аппаратную структуру, но и сам разругался с Трампом. И вообще, как мы знаем, уехал в Европу. Вот эта вся кампания, на которую года полтора назад возлагались большие надежды, потерпела полное фиаско.

В этом смысле у Трампа очень большие проблемы, связанные с тем, чтобы проводить свою собственную повестку в плане законодательства и в плане бюджетной политики. С другой стороны, республиканцы сохранили и даже укрепили большинство в Сенате, поэтому говорить о какой-то катастрофе в общем не приходится, поскольку довольно обычное явление для Соединенных Штатов, что нижняя палата Конгресса находится в оппозиции к президенту. Это было неоднократно, так было почти всегда у президентов-демократов в последнее время, как мы знаем, и, в общем, ничего такого страшного в этом нет. Опять же, Трамп может объявить произошедшее своим успехом, потому что ситуация в Сенате у них улучшилась.

Что еще можно отметить в прошедших выборах?

– Политической сенсацией в прошедших выборах стала победа восходящей звезды демократической партии 29-летней Алехандрии Оказио-Кортес. В Конгресс США впервые была избрана девушка, которая вела кампанию как открытая социалистка, и она вдобавок оказалась еще и самым молодым депутатом нижней палаты, была избрана с перевесом где-то порядка 77%. С точки зрения американских левых – идеальный кандидат: очень молодая женщина, еще и с пуэрториканскими корнями.

Оказио-Кортес(2018)|Фото: AFP, Scott Eisen

Полный антипод Трампа то есть?

– Да, совершенно верно. Девушка, молодая, да еще и социалистка, которая вела кампанию прямо как социалистка. На самом деле в демократической партии всегда сильно левое крыло, включая даже каких-то там маоистов и троцкистов, которые вступали в партию и через нее вели энтристскую работу, проникая в государственные структуры, но по большей части они терпели поражения. Но до сих пор единственным конгрессменом, который открыто вел свою избирательную кампанию за социализм, был тот самый знаменитый Берни Сандерс. А теперь проверено, что он не единственное исключение – можно вести кампанию в качестве социалистов и выигрывать, причем с хорошими результатами. Естественно, Сандерс переизбран в Конгресс и, соответственно, его шансы на выдвижение от демократов на президентские выборы следующего раунда в 2020 году не так малы, хотя возраст ему очень сильно мешает, он уже очень не молодой человек, а к 2020 году будет еще старше.

В целом по выборам картина довольно интересная получается?

– Да, но это надо смотреть округ за округом, картину в целом даже американцы смогут увидеть только через неделю, собрать аналитику – и вот почему. Дело в том, что для Америки ведь не так важно, избрали демократов или республиканцев больше, еще очень важно, к какой фракции своей партии принадлежит данный кандидат или данный политик.

Есть разные республиканцы – трамписты, есть республиканцы, которые в оппозиции к Трампу находятся, демократы есть правые и левые, и между ними разница, на мой взгляд, гораздо больше, чем между республиканцами и демократами, у них по всем вопросам противоположенные позиции. Например, разрыв по экономическим и социальным вопросам у клинтонистов-демократов и сандерс-демократов фундаментальный. То есть, строго говоря, в Америке очень важна политическая идентичность каждого персонажа. Нужно смотреть, какая группировка внутри партии выиграла. Но по республиканцам уже можно сказать, что Трамп своих задач не решил.

Противоречия усилились? Многие говорили до выборов, что в Соединенных Штатах зреет революционная ситуация?

– Наши политологи совершенно не желают понять специфику американской политики, а специфика в том, что эта политика персоналистская, и в ней партии не имеют большого значения, партии являются своего рода избирательными машинами и используются разными политическими группами для решения своих целей в ходе кампании, то есть продвижения своих кандидатов.

Есть партийное противостояние, есть противостояние реальных политических тенденций, которые не совпадают с этими партиями. Это первое. Поэтому говорить о расколе в Америке в таком ключе, что трампистские настроения и антитрампистские несовместимы – ошибочно, просто потому, что и трамписты, и антитрамписты, на самом деле, составляют меньшинство в американской политической жизни. Собственно говоря, мы прекрасно понимаем, что избиратели, которые хотели голосовать за Берни Сандерса после того, как Берни Сандерса прокатили демократы, не дали ему получить номинацию –ушли к Трампу. То есть формально это, казалось бы, противоположная партия, но дело не в партии, а в кандидате.

Все будет решено в 2019-2020 годах и зависит от того, кто станет кандидатом от демократов.

Что от этого зависит?

– Если кандидатом от демократов станет либо Сандерс, либо кто-то из политиков такого толка, как Сандерс, то вполне возможно, что демократы могут себе вернуть большинство, при этом, что очень важно, в социально-экономическом отношении будет продолжена политика Трампа.

А доживет ли сам Трамп как политик до 2020 года, не получит ли импичмент от нижней палаты?

– А зачем? Теперь его в случае необходимости можно и так блокировать. Он, в общем, очень малого достиг. Трамп достиг, по большому счету, только одного – он сместил повестку в американской политической дискуссии. Вот это его реальное достижение. Он выявил, что на самом деле большинство американцев за реиндустриализацию, он сделал так, что протекционизм перестал быть ругательным словом. И, более того, он запустил процесс конфликта экономических интересов с Китаем, который существовал объективно, но он выпустил его в сферу публичного принятия решений, и это необратимо.

В каком смысле "необратимо"?

– Любой американский президент, кто бы ни был, вынужден иметь дело с проблемой Китая. Эта проблема всегда была, но все делали вид, что она не является проблемой. Ситуация, когда американская экономика финансирует индустриализацию Китая, одновременно разрушая собственную промышленную базу и собственную научно-технологическую базу, уже подрывая постепенно, делая ставку исключительно на потребление и на финансовые услуги, тоже в интересах финансового капитала и наднациональных компаний. Эта ситуация, во-первых, выявлена, о ней стали говорить публично, до этого тема была табу для обеих партий. Теперь не только говорят об этом открыто, но и запущены процессы, которые в любом случае не остановятся, будут двигаться по инерции, и кто бы ни стал следующим президентом, он должен будет с ней иметь дело. Сверх этого Трамп ничего не добился. Заметим, даже стену с Мексикой не построил, хотя это самое простое дело. Они ведь даже не договорились о дизайне стены.

- Какой-то дизайн, значит, должен быть у стены?

– А там были большие разногласия, между прочим. Построить стену просто из красного кирпича или сделать высокотехнологичную конструкцию, которая, по некоторым планам, должна стать грандиозной солнечной электростанцией, которая обслуживала бы южные штаты США электроэнергией. Понимаете разницу? – это разные деньги. Бетонная или кирпичная? Кто получит заказы? Это огромная проблема, и Трамп так и не смог ее решить. Тут еще одна смешная вещь: это очень разочаровывает мексиканцев, потому что мексиканцы же очень надеялись на стену. Стена нужна была мексиканцам в первую очередь, а не США.

Разве?

– Что такое стена – это полтора-два миллиона рабочих мест для мексиканцев лет на десять-пятнадцать. Почему строительство стены реально прекратило бы эмиграцию из Мексики? Не потому, что они не перелезут, а потому что им незачем будет лезть – они будут строить стену. В южных штатах США просто нет такого количества рабочей силы. В чем была суть проекта? Проект был классный, абсолютно бессмысленный с точки зрения конечной пользы, но как удалось бы экономику поднять, причем, нацеленный в этом больше на Мексику, чем на США! Но поразительно, что Трамп не смог этого сделать за два года. А ведь есть конкретный проект.

А каким было бы значение для культуры – снос этой стены потом, фестивали, сувениры...

– Да, потом можно было лет 20 еще "сносить" стену. Со стеной обидно получилось. Я бы хотел посмотреть на нее лично. Туристический бизнес, да – но не нам в России зубоскалить, конечно, о бессмысленных проектах.

Да, к слову о России – как расклады в Штатах повлияют на российскую элиту?

коллаж, Россия, США, Трамп, Путин, флаги, российско-американские отношения(2017)|Фото: Накануне.RU

– Никак, вот единственный пункт абсолютного консенсуса в американской политике – это негативное отношение к России. Причем, это не имеет никакого отношения к России как к таковой, она их очень мало интересует. Это просто в целом ряде конъюнктурных обстоятельств оказалось выгодно всем политикам в Америке. Сейчас нельзя найти ни одного политика, который по тем или иным причинам не был бы заинтересован в ухудшении отношений с Россией. Причем это ухудшение обосновывается выгодой, потому что можно просто раскулачить некоторое число олигархов, отнять у них деньги, заморозить собственность, и так далее – просто на этом нажиться.

И нет сил в США, которые боролись бы против такого негативного отношения к РФ?

– Нет, потому что придется идти против течения, а бороться можно только ради какой-то высокой цели, а не за каких-то олигархов. В 1920-е годы в США была мощная сила, которая выступала за дипломатические отношения с СССР. Люди видели в СССР некий высокий принцип, который можно было бы пропагандировать и ради которого можно было идти на разного рода неприятности, включая политическое давление, риск оказаться изгоем. В итоге они победили, и дипломатические отношения с СССР были установлены. А сейчас за что бороться? За собственность российских олигархов?

Но, глядя на то, что происходит в США, может быть, у нас путинские элиты решатся на "конституционную реформу"?

– Меня очень удивило, когда я разговаривал с людьми из экспертного прокремлевского пула – всех почему-то очень волновали промежуточные выборы в США, хотя, на мой взгляд, для нас это ничего не меняет, у нас от этого ничего не зависит. Может, это привычка смотреть на начальство? А так вопрос о конституционной реформе, о наследнике – он стоит не то, что во весь рост, смотришь на Кремль и видишь надпись – "здесь готовится наследник". На всей администрации надпись – "мы думаем, как бы все изменить, чтобы ничего не менять" – лозунг дня.

Поскольку задача нерешаемая, власти ничего не решают. С осени 2017 года готовится этот транзит власти, причем известные политологи говорили, что преемника готовили уже к выбором марта 2018, и я кстати не исключаю, что эти рассуждения построены на инсайдерской информации. То, что Путин долго не выдвигался, это не совсем случайность, это не какие-то там технологические трюки, просто не могли принять решение о самом главном – Путин или не Путин. И я думаю, что и сейчас ничего не решат, потому что вся система построена на консенсусе и на решениях самого Путина. Раскол элит идет с 2014 года, и именно поэтому в стране ничего не меняется.

Решения не будут приниматься до тех пор, пока жаренный петух не клюнет, а промежуточные выборы в США – это не петух, и тем более не жаренный.



Елена Рычкова