Аналитика


Выборы с госпитализацией: новые конфликты "рвут" страну
Политика | Дальневосточный ФО | В России

В столице Бурятии снова стихийный митинг по итогам выборов, несколько протестовавших отправились в больницы после "бесед" с полицейскими. Что происходит в столице республики Улан-Удэ и чем чреваты для власти подобного рода региональные протестные акции?

Накануне.RU попробовало разобраться в ситуации и понять, почему назначение губернаторов и других руководителей на окраинах воспринимается населением острее и жестче, чем в других регионах?

10 сентября вечером на площади Советов в Улан-Удэ (столица республики Бурятия) прошел стихийный митинг протеста против итогов выборов. В единый день голосования жители Бурятии выбирали главу Улан-Удэ, а также формировали депутатский корпус городского совета. Собственно, результаты выборов и не устроили часть жителей столицы, они вышли на стихийный митинг на центральной площади, который сами предпочитают называть "собранием". У властей Бурятии, включая главу республики Алексея Цыденова (избран на выборах в сентябре 2017 года), на сей счет другое мнение. Цыденов призвал и призывает протестующих признать итоги голосования 8 сентября.

Итак, на выборах по официальным данным горизбиркома Улан-Удэ победителем был признан Игорь Шутенков, набравший 52,5% при явке около 34%. Соперником Шутенкова на выборах столичного градоначальника в Бурятии стал, ожидаемо, глава республиканского отделения КПРФ, сенатор от Иркутской области Вячеслав Мархаев, но он получил, по официальным данным, лишь 36,58% голосов избирателей.

"Единая Россия" в Бурятии сможет контролировать 26 мандатов в горсобрании Улан-Удэ, а коммунисты Мархаева по итогам выборов получают лишь два кресла. Именно эти итоги и привели к недовольству людей и спровоцировали акции по типу "а-ля майдан" с бурятским колоритом.

Мархаев без обиняков заявляет на своей странице в соцсети, что бурятские выборы 8 сентября 2019 года были самыми "грязными и изощренными из всех, что я видел".

Вячеслав Мархаев (в центре) во время акции протестов в Улан-Удэ против результатов выборов мэра(2019)|Фото: Андрей Огородник / ТАСС

"Я благодарен всем, кто поддержал меня и нашу команду. Ваша смелость в открытой поддержке, каждый ваш голос подтверждает необходимость изменений. Мы с вами победили! Все остальное – слабость власти! Борьба продолжается", – пишет сенатор. В детали, впрочем, он углубляться не стал, но периодически появляется на площади Советов в Улан-Удэ и говорит с собравшимися.

В этой сложной ситуации и недовольства части населения республики Бурятия произволом со стороны центральной власти, в том числе поставленным руководить регионом "варягом" Алексеем Цыденовым (до 2017 года работал заместителем министра транспорта РФ, – прим.), протест прорвался именно сейчас. Хотя бурятские активисты выступали против "грязных", по их мнению, выборов и год, и два назад, мы об этом рассказывали.

С другой стороны, невероятно сложно в действительности оценить происходящее (и происходившие) на выборах в этой отдаленной российской республике на границах с Монголией. Насколько адекватны заявления Мархаева и сторонников о своей "победе"? Понятно, что никаких сторонних и мало-мальски объективных наблюдателей на участках 8 сентября не было и не могло быть, так что остается верить на слово республиканскому избиркому. Или не верить.

Итоги акций в Улан-Удэ 9 и 10 сентября – несколько задержанных, при этом полицейские и наряды ОМОНа, по утверждениям очевидцев, особо не стеснялись в мерах. Госпитализация потребовалась, по некоторым данным, депутату городского хурала Баиру Цыренову и блогеру Дмитрию Баирову.

Разбитая машина КПРФ, Улан-Удэ, площадь Советов(2019)|Фото: youtube.com/Республика Бурятия

Активисты утверждают, что помощь медиков задержанным потребовалась после того, как их доставили в отделение полиции. Другими словами, с задержанными расправились уже в полиции. Повторимся, пока все это в большей степени – предположениям и информация из соцсетей, характер её объективности пока под вопросом.

Глава республики Цыденов, повторимся, почему-то с воскресенья отсутствует на рабочем месте (официально – 3-дневная командировка), но периодически призывает через сайты и соцсети протестующих уняться и признать итоги голосования. Насколько, опять же, могут быть такие призывы и увещевания издалека быть эффективными – сказать сложно.

"Инциденты, подобные происходящему в Бурятии, случаются потому, что в Кремле, на мой взгляд, слишком уверовали в PR и технологии. В Администрации президента почему-то считают, что можно все и везде погасить с помощью каких-то инструментов, отсюда мы видим результат, как в Бурятии, или как в Москве летом", – рассуждает Юрий Крупнов, председатель Набсовета Института демографии, миграции и регионального развития.

По словам эксперта, много работавшего в территориях Дальнего Востока, сейчас в стране образовались 7-19 критических точек, на которые власть практически не склонна обращать внимание.

"Между тем такие точки просто рвут страну, могут порвать все конструкции. Например, мусорные конфликты и сама "мусорная реформа", мы видели протесты по изменению границ Ингушетии и Чечни и к чему это привело, имеются еще примеры. Но, повторюсь, власть вместо диалога предпочитает задействовать какие-то инструменты, а в случае угрозы присылает, условно говоря, ОМОН или Росгвардию", – говорит Крупнов.

"Смотрите, визиты и выступления с какой-то подставки президента перед жителями подтопленных районов в Сибири – это уже даже не ручное управление! Это просто потеря управляемости в целом!" – добавляет собеседник. По его мнению, сегодня просто отсутствуют действенные меры коммуникации между Москвой и жителями регионов, где "прорвется" в следующий раз и как это будут, условно говоря, "штопать" и за счет чего - неизвестно.

"Сейчас отсутствует внятная модерация внутренней политики, нормальное взаимодействие между чиновниками федерального уровня и местными элитами, что и приводит в итоге к событиям, подобным происходящему в Улан-Удэ", – подтверждает Константин Калачёв, руководитель "Политической экспертной группы".

В регионы присылают людей на руководящие должности без учета местной специфики, отсюда между такими "варягами" и местными кланами возникает напряженность. В Бурятии это сейчас просто более проявлено, но не стоит думать, что в оставшихся 15 субъектах, где 8 сентября прошли выборы глав и победили либо действующие руководители, либо присланные Москвой "врио", настроения иные.

"В Бурятии как многонациональном субъекте, естественно, необходимо учитывать при назначении множество факторов и интересов. Необходимо было, грубо говоря, сделать так, чтобы тот же Мархаев и его сторонники не чувствовали себя проигравшими после выборов, необходимо дать понять и элитам, и населению, что ресурсами и богатствами края распоряжаются именно они, а не кто-то со стороны. Сегодня этого, конечно, нет", – замечает политолог.

Митинг в Улан-Удэ(2019)|Фото: Андрей Огородник / ТАСС

На вопрос, что теперь делать властям (и республиканским, и, разумеется, федеральным кураторам республики), мы получили от наших собеседников следующий ответ.

"Я уже сказал про критические точки, и пока незаметно, чтобы кто-то всерьез был вверху озабочен этими проблемами. Тактика "тушения пожаров" может и не сработать, а такие люди, как сенатор Мархаев, или кто-то другой, в подобных ситуациях будут появляться, это неизбежно", – говорит Крупнов, добавляя, что дело не в персоналиях и фамилиях, а в отсутствии системной работы с регионалами.

"Мархаев показал себя уже как очень жесткий критик действующей власти и существующих порядков, напомню, он единственный из российских сенаторов дал собственную оценку протестам и их разгонам в Москве. Его логично было бы привлечь на свою сторону, сделать сенатором именно от Бурятии, где он авторитетный и уважаемый человек, но этого не происходит", – напоминает Калачёв.

Подводя итоги: к нашему удивлению, главными событиями на официальном портале республики Бурятия сегодня значится… посещение республиканского павильона Владимиром Путиным и премьером Индии в рамках Восточного экономического форума во Владивостоке. Никаких комментариев и оценок не содержится по событиям и протестам в Улан-Удэ и на сайте Центральной избирательной комиссии. Очевидно, что ситуацию в Бурятии пока предпочитают не замечать на самом верху, действуя по принципу "авось само рассосётся".

Между тем, новый эпизод бурятского протеста закрепляет тенденцию на усиление региональной фронды, начавшийся, пожалуй, еще в прошлую выборную кампанию. Подтверждением служат усилившиеся по итогам сентября-2019 позиции ЛДПР в Хабаровском крае, откуда по сути вытеснили "ЕР", Москва, где почти половина мандатов досталась оппозиции, а ставленники власти массово шли самовыдвиженцами, да и множество других примеров. На этом фоне генсек "ЕР" Андрей Турчак утверждает, что партия власти на этих выборах "жахнула всех".



Денис Лузин